Давид Эйдельман (davidaidelman) wrote,
Давид Эйдельман
davidaidelman

Category:

Русской эпопее, при всей ее драматичности, не место в английском суде (статья "The Financial Times")

Если бы юриспруденция была частью индустрии развлечений, то английская правовая система по праву заслужила бы оваций за то, что ей удалось заполучить дело «Березовский против Абрамовича».

Еженедельно это дело открывает все новые поразительные подробности жизни постсоветской олигархии — особенно в эпоху беззакония в России, когда люди с большой энергией и не особенно отягощенные угрызениями совести сколачивали гигантские бизнес-империи.

Список свидетелей выглядит как справочник по наиболее удачливым дельцам того несчастливого периода: на последнем заседании суда, в минувшую пятницу, выступал алюминиевый король Олег Дерипаска. Когда противоборствующие олигархи дают показания в суде, публика рвется на представление.

Этот процесс не только поднял настроение нации, но и увеличил состояния некоторых ведущих британских юристов. По слухам, искусный адвокат Романа Абрамовича Джонатан Сампшн (Jonathan Sumption) может получить за свою работу от 4 до 10 млн. фунтов. Но при всей этой шумихе процесс оставляет довольно неприятное впечатление. Безусловно, у Высокого суда могли найтись дела поважнее.

Предметом судебного разбирательства являются события конца 1990-х, когда Березовский и Абрамович создавали свои состояния. Березовский утверждает, что Абрамович хитростью получил активы, по праву принадлежавшие ему: в первую очередь, пакет акций нефтяной компании «Сибнефть», которую Абрамович за бесценок приобрел у российского государства в ходе так называемых залоговых аукционов. Березовский говорит, что у них была устная договоренность о разделе прибыли; Абрамович это отрицает.

Прекрасно. Но является ли английский суд подходящим местом для рассмотрения спора о событиях, в которых участвовали российские граждане, распоряжавшиеся российскими активами? Тем более, что неясно, дает ли основание для возбуждения дела российское законодательство, которое не признает тот тип партнерства, на который ссылается Березовский.

Действительно, позиция Березовского основана на утверждении о том, что они с Абрамовичем устно договорились о заключении сделки в соответствии с английским законодательством. Если этот аргумент звучит слабо, то выступления Березовского в суде, в ходе которых он противоречит своим письменным показаниям, делают его еще слабее.

Но, помимо узко юридических моментов, есть нечто глубоко недостойное в этом процессе, стороны которого вынуждают Высокий суд месяцами изучать спор о материальных выгодах, заведомо полученных не самым честным путем. Если указ, по которому провели приватизацию «Сибнефти», и был правомерным, то способ ее осуществления — ничуть.

И подумайте о том, какие моральные пируэты пришлось бы совершить судье, чтобы решить дело в пользу Березовского. Тот сам признался, что в 1990-е годы извлекал огромные суммы из «Сибнефти», акции которой обращались на бирже, беря больше того, что ему причиталось (в некоторые годы «дивиденды» Березовского превышали прибыль компании, хотя его «доля» составляла всего 25 процентов).

В этическую и правовую трясину могут затянуть и аргументы Абрамовича в свою защиту — он утверждает, что выплачивал крупные суммы за политические услуги Березовскому, который выступал в роли «крыши».

Решить эту проблему предлагается исходя из того, что такие неприятные вещи были частью делового стиля «дикого Востока». Адвокат Абрамовича уподобил правовую и политическую среду в России девяностых ситуации в Англии XV века, по сути, призвав судью не обращать внимания на различные шероховатости. Однако суд не должен занимать столь либеральные позиции.
Пожалуй, самым сильным аргументом защиты является то, что Березовский не может добиться правосудия где-либо еще. Будучи эмигрантом из России, живущим в Великобритании, он вряд ли может искать его в Москве. Но его право на правосудие не может лишить силы все остальные озабоченности, связанные с этим иском.

В Лондоне рассматривается много громких споров между россиянами, предмет которых часто не имеет никакого отношения к Великобритании. Например, Дерипаска вернется сюда в следующем году, чтобы продолжить аналогичную судебную тяжбу с одним из своих бывших компаньонов, Михаилом Черным. Международный ордер на арест не позволяет последнему выезжать за границу, в связи с чем он дает показания посредством видеомоста из Израиля. Такие дела обеспечивают хорошие кассовые сборы и осчастливливают адвокатов. Но английские суды не относятся к индустрии развлечений и их не следует делать сценой, на которой россияне улаживают свои споры в духе XV века.

Джонатан Фордглавный автор передовиц FT

Русской эпопее, при всей ее драматичности, не место в английском суде ("The Financial Times", Великобритания): Голос России
Tags: Право, олигархи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments