Давид Эйдельман (davidaidelman) wrote,
Давид Эйдельман
davidaidelman

О разводе Кадимы с Биби и законе о призыве



Из обзора ивритской прессы Владимира Лазариса
http://www.vladimirlazaris.com/radio/obzor.htm


70-дневный роман Ликуда с «Кадимой» закончился тем, что Нахум Барнеа из «Йедиот» назвал «преждевременным разводом»:

«В наших краях развод – дело популярное. Говорят, иногда супруги разводятся еще до того, как обналичили чеки в банке. В брачную ночь они уверены, что нашли одного-единственного (-ную). Утром же выясняется, что это – вовсе не подарок. На свадьбе они сияют от счастья перед видеокамерами. На разводе говорят при посредничестве адвокатов.
Сближение Нетаниягу и Мофаза с первого же дня было браком по расчету: Мофаз видел в присоединении к коалиции лестницу, которая позволила бы ему временно сбежать от приговора избирателей. Нетаниягу хотел доказать, что все у него в кармане, и у него нет ни противников, ни соперников. Каждый из них ошибся в оценке партнера. Нетаниягу преувеличил отчаянье Мофаза. Он не понял, что даже у отчаявшегося политика может быть амбиция. Мофаз ошибся в оценке намерений Нетаниягу. Он думал, что Нетаниягу присоединил «Кадиму» с целью что-то сделать. Он не понял, что Нетаниягу присоединил «Кадиму», чтобы ничего не делать. Оба они уже не молоды. Они должны были заранее знать, с кем идут под хупу. Что дадут и что получат. И свадьба была хилая, да и развод не лучше. Оба ошиблись. Оба проиграли. Мофаз может утешиться тем, что Нетаниягу проиграл больше.



Нетаниягу искал способ справиться с кризисом вокруг призыва в армию без того, чтобы судно пошло ко дну. Но он забыл, что бесплатных завтраков не бывает. И это случилось с ним не в первый раз. Председатель парламентской коалиции Зеэв Элькин объяснил Нетаниягу, что «Кадима» – не партия. У нее есть два крыла: одно хочет любой ценой войти в Ликуд, другое ни за что не хочет входить в Ликуд, а между ними – депутаты, которых заботит только их личное будущее.
Диагноз был правильным. А вот лечение – нет. Призыв – это та проблема, которая требует решимости и способности принимать решения, а не виляния и компромиссов. Нетаниягу оставил Мофазу только один выбор: либо капитулировать и остаться в правительстве, униженным и бессильным, с опозоренной и скукоженной партией, либо уйти из правительства
».

Мазаль Муалем из «Маарив»:
«Благодаря Нетаниягу, Мофаз и «Кадима» вышли из этого партнерства со знаменем в руках. Наконец-то они нашли ту повестку дня, которую искали три с половиной года в оппозиции. Так что «Кадима», может, и развалится на будущих выборах, но по пути она причинит Нетаниягу немалый ущерб. Во время следующей предвыборной кампании Нетаниягу станет человеком, который капитулировал перед ультраортодоксами за счет тех, кто служит в армии.
Сейчас Нетаниягу мог бы оказаться в финале короткой и успешной предвыборной кампании, и еще до Рош ха-Шана в третий раз стать главой правительства. А потом ему только надо было бы выбрать, кого сделать министрами. Но с этой недели глава правительства оказался в совершенно новой политической ситуации. Теперь ему приходится действовать в условиях полной неопределенности.
Ни о каких досрочных выборах сейчас не может быть и речи из-за разрыва с «Кадимой». Последнее, что нужно Нетаниягу, это выборы на фоне споров о «законе Таля», когда общественный протест может принять самое неожиданное направление. Поэтому если выборы и будут, то не раньше начала 2013 года
».

Йоси Вертер из «Гаарец»:
«Политическая халтура, устроенная Нетаниягу и Мофазом, выставила на посмешище израильскую демократию. А сами они вернулись в первоначальную точку при гораздо худших условиях. Нетаниягу выглядит тем, кто заключил вечный союз с ультраортодоксами. Мофаз, который просил общественность судить его по результатам, показывает избирателям свидетельство об успеваемости, где одни «колы». У него были хорошие намерения, но все знают, куда они привели. У выхода Мофаза из коалиции есть много очевидных причин, но в Кнессете уверены в том, что есть еще одна: Ольмерт».
Мати Тухфельд из «Исраэль ха-йом»:
«Шауль Мофаз получил свои 15 дней славы, но большой вопрос состоит в том, доживет ли он до того, чтобы увидеть еще хотя бы 15 минут удовольствия, или его забудут уже через 15 секунд. Бывший начальник Генштаба, Мофаз еще может обнаружить, что, в отличие от армии, в политике победа в бою вовсе не гарантирует раздел трофеев
».

Сима Кадмон из «Йедиот»:
«Нетаниягу не упал со стула, получив заявление Мофаза. Может, он даже вздохнул с облегчением. Каждый день без согласия с «Кадимой» вредил его образу, сближая его с ультраортодоксами и отдаляя все больше от его электората: избирателей правого лагеря, которые служат в армии и хотят видеть закон о призыве, перед которым все равны.
Одно очевидно: больше всего на этом проиграли мы с вами. Народ Израиля, у которого был уникальный шанс. Гигантская коалиция из 94 депутатов могла добиться исторических перемен, и... упустила такую возможность.
В Ликуде скажут, что в «Кадиме» хотели политического разрыва между Ликудом и ультраортодоксами, и знамени , с которым можно идти на выборы. В «Кадиме» скажут, что Ликуд пускает пыль в глаза. Что Нетаниягу должен был сделать выбор между «Кадимой» и ультраортодоксами, и выбрал последних. И, когда надо было выбрать между теми, кто служит в армии, и теми, кто уклоняется, он выбрал тех, кто уклоняется.
Похоже, обе стороны правы. И обе проиграли.
Мофаз вернулся в оппозицию избитый и опозоренный.
Нетаниягу, который уже в сентябре мог идти на выборы, не замешанный в союзе с ультраортодоксами в глазах общественности, пойдет на следующие выборы на фоне этого кризиса. Поэтому он предпочтет оттянуть досрочные выборы, чтобы избиратели забыли о последнем фарсе
».



Необходимый исторический фон для дискуссии о призыве дал Офер Адрат из «Гаарец»:
«12 февраля 1949 года, к концу Войны за Независимость, Государство Израиль выдало йешиботникам первые освобождения от службы в армии. Их было всего несколько сот. Об остальных было сказано, что «они подлежат призыву наравне со всеми гражданами».

Через несколько месяцев раввин Ицхак Герцог, в будущем – главный ашкеназский раввин Израиля, выразил протест Министерству обороны против намерения наложить санкции на йешиботников, которые уклоняются от призыва, заявив: «Вы не имеете права силой принуждать выживший остаток тех, кто выполняет обет изучать нашу священную Тору».
В мае 1950 года депутат Кнессета, доктор Йосеф Бург, представлявший религиозно-сионистский лагерь, обратился с письмом к раву Герцогу, где написал: «Я предпочел бы, чтобы студенты йешив служили в армии вместе с другими религиозными молодыми людьми». Больше всего Бурга беспокоили те, кто обманывал систему безопасности и кого он назвал «уклонистами в обличье йешиботников», и его просьба была прямой, хотя и вежливой: «Может быть, не давать справки об освобождении от армии тем, кто пошел в йешиву только за год, а то и того меньше, до того как достиг призывного возраста».


Со своей стороны Бен-Гурион, в ответ на просьбу рава Герцога освободить йешиботников от службы в армии, написал ему в 1958 году: «У йешиботников нет прав, которых нет у всех остальных. Десять лет назад, когда я освободил йешиботников от службы в армии, их число было незначительным. С тех пор оно сильно увеличилось (...) Прежде всего, это огромный моральный вопрос: допустимо ли, чтобы сын одной матери погиб при защите отечества, в то время как сын другой матери сидел и учился, как в чем ни бывало?»
Tags: Кадима, Правительство Биби, религия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments