Давид Эйдельман (davidaidelman) wrote,
Давид Эйдельман
davidaidelman

Category:

"такой мелкотравчатой и инфантильной предвыборной кампании у нас еще не было"

Из обзора израильской прессы Владимира Лазариса

Авиад Погорилес из «Маарив»:
«Заявление Шели Йехимович о ее категорическом неприсоединении к будущему правительству Нетаниягу вызвано постоянной потерей мандатов в опросах общественного мнения и осознанием того, что ее симпатия к поселенцам и ультраортодоксам отпугнула традиционный электорат в возрасте 50 лет и старше, который не хочет видеть свою партию в одной коалиции с Нафтали Беннетом.

Йехимович хотела увлечь за собой Ципи Ливни и Яира Лапида, но из этого не получилось ничего, кроме взаимных обвинений в саботаже левоцентритского блока. Ливни, которая уже заплатила большую политическую цену за сидение в оппозиции, не хочет больше брать на себя никаких обязательств.

Заявление Йехимович так же снижает маневренность Нетаниягу и возможность его прессинга на будущих партнеров по коалиции, на каждого из которых он, по сути дела, не может полностью полагаться. Есть железное правило, по которому глава правительства не может стать право- или левофланговым в создаваемой им коалиции. Если бы Ариэлю Шарону надо было сейчас сформировать правительство, вполне вероятно, что в дополнение к Беннету он достиг бы договоренности с двумя из трех левоцентристских партий, как он сделал в свое время с Томми Лапидом, а позднее – с Шимоном Пересом
».

Йоси Вертер из «Гаарец»:
«С практической точки зрения отказ Йехимович не носит такого уж драматического характера. Шансы на то, что она будет сидеть в правительстве Нетаниягу-Либермана с самого начала были близки к нулю».

Гиль Трой из «Джерузалем пост» уже все сказал в заголовке «Неужели левоцентристские партии не могут быть умнее и объединиться?» Действительность пока ответила на этот вопрос отрицательно, хотя Трой считает, что, «имея дело с охромевшим и пикирующим в опросах Нетаниягу три амебообразные партии могли бы работать вместе. Однако до сих пор они проявили себя только в том, что выступили против Нетаниягу, но ничего не сделали для того, чтобы показать избирателям, чем же они отличаются друг от друга
».

Алуф Бен из «Гаарец»:
«Политиков притягивает сила и отталкивает слабость. У них нет выбора: если они будут вести себя иначе, то не смогут выжить. Когда они чуют кровь или страх соперника, они спешат разорвать его на куски и бросить на обочине. Именно это произошло в последние дни с главой правительства. Непобедимый чемпион политических трюков и «орел» теряет мандаты от одного опроса к другому, и его вчерашние соратники уже точат на него зубы. Первой была Йехимович, которая имела виды на партнерство с Нетаниягу, пока он был силен, но как только он ослаб, она заявила, что он может о ней забыть.

Теперь к ней присоеднился «естестственный партнер» Нетаниягу, Авигдор Либерман, заговорив о разделении Ликуда и НДИ сразу после выборов, которое в случае осуществления оставит главе правительства скукоженную фракцию, никак не похожую на правящую партию. Соперничество Нетаниягу и Либермана из-за того, кто возглавит правый лагерь, не ново, но в уходящем правительстве они все же сумели найти общий язык. Теперь же отчуждение Либермана после публичного унижения Нетаниягу вторым номером в НДИ Яиром Шамиром более всего прочего говорит о слабости главы правительства.

Что случилось с Нетаниягу? Как произошло, что такой специалист по предвыборным кампаниям споткнулся как раз там, где его победа, казалось, уже была гарантирована, потому что, кроме него, никто не претендовал на премьерский пост? Оглядываясь назад, похоже, что Нетагниягу был прав, пытаясь отсрочить как можно дольше выборы в Кнессет. Повидимому, он понял настроение общественности, видевшей в нем скорее меньшее из двух зол, нежели обожаемого вождя.


Но после того, как были объявлены досрочные выборы, Нетаниягу начал делать одну ошибку за другой в поисках зримого врага. Хорошо, что Шимон Перес, прозванный Рабиным «неисправимым интриганом», все еще под боком. Плохо, что кампания против него отдает запахом плесени.

Нетаниягу не предлагает израильскому народу никакой надежды для улучшения его положения в будущем. На его странице в «Facebook» красуется снимок Храмовой горы с подписью «Золотой Иерусалим, шаббат-шалом!» Красивый пейзаж, золотой купол сияет на солнце, но как это связано с проблемами государства и их решением? Если Нетаниягу нечего сказать, пусть не удивляется, что избиратели от него уходят, а вслед за ними и его партнеры по будущей коалиции
».

Надав Хаэцни из «Маарив»:
«Все были потрясены взлетом Нафтали Беннета. Политики и комментаторы не могут понять, откуда на них это свалилось. Особенно в руководстве Ликуда, где в самых страшных снах не могли себе представить, что наибольшая опасность для их кресел придет как раз из правого лагеря. Но удивляться нечему. Тридцать лет правления Ликуда приучили большинство избирателей правого лагеря, что нужно найти достойную альтернативу Ликуду, которая позволит избежать непрерывных уступок и капитуляций, придерживаясь непоколебимой идеологии.

Избиратели правого лагеря хорошо знают Биньямина Нетаниягу. Они помнят, как он обнимался с Арафатом, которому отдал Хеврон, и как до последней минуты оставался в правительстве размежевания, включая голосование за него в Кнессете. Так же хорошо они помнят, как накануне выборов 2009 года он клялся в верности поселениям, а наутро после выборов произнес речь в Бар-Иланском университете и ввел мораторий на строительство в Иудее, Самарии и Иерусалиме.

Верно, что популярность Беннета связана с модой и свежей лицеприятностью самого кандидата, но дело не в этом. Израильское общество изменилось. Действительность доказала каждому мыслящему человеку, что правый лагерь всегда был прав, получая все большую демографическую, иделологическую и культурную поддержку. Многие люди из этого лагеря уже не согласны, чтобы их водили за нос. Они ищут сильную партию, которой можно верить. И, если Ликуд не сумеет убедить, что он и есть такая партия, нынешние опросы – только начало
».

Дан Маргалит из «Исраэль ха-йом»:
«В предвыборной кампании все поставлено с ног на голову. Вместо того, чтобы, следуя демократической традиции, начать войну коалиции и оппозиции, и те, и другие ведут войну в собственном лагере. Мало того, оппозиция еще ведет переговоры о вступлении в будущее правительство Нетаниягу. В нормальном демократическом обществе оппозиция не стала бы выдвигать условия присоединения к правительству еще до выборов. Если бы это не было вопреки свободе слова, я позволил бы себе сказать, что следует запретить подобные заявления. Запретить досрочное ведение переговоров о создании правительства, когда результаты выборов еще неизвестны. Это – совсем непрактичное предложение, но оно отражает настроение, свойственное пристойной предвыборной кампании.

«Время обнимать, и время уклоняться от объятий», сказал умнейший из людей, и сейчас самое время уклоняться от объятий. Сражайтесь, дамы и господа, сражайтесь, а не обнимайтесь, и не превращайте демократию в цирк
».

Иммануэль Розен из «Йедиот»:
«Нетаниягу – человек талантливый и яркий», с этими словами попятился назад Яир Шамир, который только накануне сказал, что Нетаниягу все время виляет, чтобы всем понравиться. «Меня неправильно поняли», пробормотал испуганный Шамир.

Истина, разумеется, в том, что Шамира поняли правильно. Тем более, что он сказал вполне резонные вещи. Нетаниягу, в самом деле, ярок и талантлив, но все подавляется пугливым характером и привычкой к зигзагам. После почти семи лет у власти он впадает в панику всякий раз, когда действительность разбивает на куски его красивые речи.

В свое время израильская политика могла обойтись без заигрывания, заикания и зигзагов. У покойного отца Яира Шамира, бывшего главы правительства Ицхака Шамира, было много недостатков, но одного у него хватало: смелости сказать правду. «Ангел террора», так он окрестил Нетаниягу. И, в отличие от своего сына, не помчался тут же после этого объяснять, льстить и извиняться
».

Нива Ланир из «Гаарец»:
«Если моя покойная память мне не изменяет» (как любил говаривать Эфраим Кишон), такой мелкотравчатой и инфантильной предвыборной кампании у нас еще не было. Единственное напоминание, которое она несет избирателям, сформулировал другой местный остроумец Иче Мамбуш: «Не теряйте отчаянья – оно нам еще пригодится». Потому что предвыборная кампания ведется точно так же, как правительство Израиля ведет управление государством (уклоняясь от трудностей и проблем).

Недавно приятель рассказал, что видел в южном Тель-Авиве надпись стене: «Народ требует новой лжи».

Последняя новинка состоит в том, что уже сейчас все заняты формированием будущего правительства. Нетаниягу уже избран, и единственное, что осталось, это решить, кто будет сидеть справа от него, и кто – слева. Шеф-повар Нетаниягу – человек хитрый. Выносит из кухни те же самые блюда по утроенной цене. Подает бизнес-ланч по цене дорогостоящего ужина, и мало кто из кулинарных критиков обращает на это внимание.

Но тут есть небольшая заковыка: президент Шимон Перес, знающий кое-что о том, как жарко на кухне, какие блюда там готовят и по какой цене, осмелился положить нам на стол счет
».

Под заголовком «Ашкеназская партия» Бен-Дрор Ямини из «Маарив» нащупал самый больной нерв сефардской партии ШАС:

«Начнем с Рамбама, величайшего кодификатора еврейского права, уроженца Кордовы, сефарда по всем статьям. Не было человека мудрее среди евреев Испании. Вот его мнение об учащихся йешив, которые учат Тору и не хотят работать: «Тот, кто намерен заниматься Торой, не работая и живя на милостыню, оскверняет Имя [Божье], и позорит Тору».

Это не только Галаха, но и действительность. На протяжении многих поколений раввины еврейских общин Востока привыкли зарабатывать себе на пропитание, отказываясь от благотворительного сбора денег в пользу бедных. Они шли работать и этим подавали пример своим ученикам (...) По их стопам и по стопам Рамбама должен был пойти духовный патрон ШАС, рав Овадия Йосеф, сочетая изучение Торы с работой. Но его ученики, составившие руководство ШАС – это продукт литовских йешив, не столько кашерные сефарды, сколько еще более кашерные литваки. Они знать ничего не знают и знать не хотят о призыве Рамбама. Они живут среди ашкеназско-литовской ультраортодоксальной общины, ставшей для них главным примером для подражания. В результате ученики возобладали над своим раввином. Они до такой степени привыкли к культуре благотворительности, что и раввин тоже сдался на их милость. Или милостыню. От еврейских мудрецов прошлого, которые сражались против уклонения, мы дожили до того, что первый из сефардских раввинов угрожает покинуть Израиль, если его правительство осмелится призвать в армию йешиботников. Раввины из Испании прибыли в Эрец-Исраэль, чтобы сочетать изучение Торы с работой. А рав Йосеф призывает свою паству эмигрировать под флагом уклонения и от службы, и от работы. Где он и где его предшественники?

Переворот завершен. Сефардская партия преуспела в том, чтобы сломать и затоптать корону, на которой было начертано «Тора и работа», ради того, чтобы восстановить отвратительную систему жизни за чужой счет
».

Поскольку вся предвыборная кампания строится на регулярных опросах общественного мнения, ставших ее мотором, Мати Давид нашел подобающий заголовок для статьи в «Маарив» – «Статистика как религия»:

«Часть опросов отличается научной упаковкой, другая часть – тенденциозными манипуляциями с целью получить нужные результаты. Есть отличия между академическими опросами и теми, которые заказывают и финансируют политики и СМИ. Поэтому нередко мы получаем прямо противоположные результаты опросов, сделанных в одно и то же время по одной и той же теме.

Когда политики заказывают опросы, они ожидают желаемых результатов для продвижения своих интересов. Если же результаты их не устраивают, они их просто не публикуют – и это их право. На деле же, это – разновидность введения в заблуждение и утаивания информации.

Теле- и радиоканалы проводят опросы по актуально-политическим темам, влияющим на общественное настроение. У каждого СМИ есть своя политика поддержки или критики лидеров и правительств, и они заказывают опросы в то время и с той частотой, которые подходит для их целей, публикуя только то, что их устраивает. Опросы, проводимые фронтально или с помощью подробного анкетирования (как делается в ЦСБ, университетах и НИИ), высоко ценятся и не вызывают никаких сомнений. В то же время поспешные телефонные опросы (с выборкой около 500 респондентов, которым задают от пяти до десяти вопросов) отличаются поверхностным характером, не вызывают доверия и на практике являются ни чем иным, как откровенной манипуляцией общественного мнения.

Результаты опросов определяются несколькими факторами: искусством составления вопросов, их порядком и статистической акробатикой. Можно добиться результатов, выгодных для заказчиков, если пользоваться «закрытыми вопросами» или «открытыми вопросами». Например: кто из четырех перечисленных лиц, по вашему мнению, более всего достоин стать главой правительства? Это – «закрытый» вопрос, который можно задать без того, чтобы перечислять имена. Это – пример искажения результатов в пользу заказчика. Не ложь, но и не правда: всякий, кто не фигурирует в именном списке «закрытого вопроса», заранее исключается.

Говорят, что социологи, проводящие опросы, это – «пророки», журналисты – «вестники», политики – «заказчики», а граждане – «рабы». В самом деле?

С большой степенью достоверности можно сказать, что опросы – часть культуры коммерциализации и развлечения, призванной увести общественность в нужном направлении. У публикации опросов в канун выборов есть огромное влияние на их результаты. Такая действительность позволяет тем, в чьих руках находится контроль над СМИ и финансирование опросов, манипулировать их результатами. Так продолжается до сих пор, несмотря на все попытки в мире и в Израиле законным путем запретить публикацию опросов перед выборами
».

Начало трансляции по ТВ предвыборных роликов позволило газетным комментаторам добавить немного юмора к своей обычной серьезности.

Моран Шрир из «Гаарец»:
«На предыдущих выборах НДИ шла под лозунгом «Только Либерман понимает арабский язык». То были совсем другие дни: государством правили левые радикалы (Ольмерт) и было опасение, что израильские арабы выкинут нас в Галут. В нынешних роликах Арье Эльдад и Михаэль Бен-Ари из партии «Сильный Израиль» – те, кто понимают арабский язык. Не только понимают, но и говорят.

Но арабский язык – дело прошлое. В последние четыре года Нетаниягу и Либерман покончили с арабским врагом и перешли к следующей цели – всему миру. Нетаниягу преисполнился гордости, стоя перед картой Израиля и прося даровать ему третий срок пребывания у власти, чтобы закончить строительство стены на всех наших границах. В четвертый срок он построит стену вдоль морского побережья, а в пятый – добавит крышу и закроет балкон
».

Шалом Йерушалми из «Маарив»:
«Честно говоря, до вчерашнего дня я выступал за пропагандистские ролики. Я думал, что это – неотделимая часть демократической традиции. Я сказал себе, что даже если ролики будут не очень высокого уровня, тут и там нас ждет хоть какое-то развлечение, неожиданные изюминки, трюки, которые свалят со стула, что-то такое, о чем можно поговорить с друзьями за утренним кофе.

Через полтора часа у телеэкрана я призываю раз и навсегда отменить эту традицию по нескольким причинам.

Во-первых, мы видели коллекцию пустопорожних лозунгов из уст руководителей больших партий, которых и так хорошо знаем, и слышали от них одно и то же много раз.

Во-вторых, неизвестные партии представили совершенно низкопробные ролики, халтурно сделанные, от которых несло глупостью и кретинизмом. В свое время мы с ухмылкой прощали такие нелепости – сегодня там даже некого высмеивать.

В-третьих, ролики вообще не касались политических и актуальных событий, а потому выглядели оторванными от действительности. Где бои Ликуда с «Еврейским домом»? Между Нетаниягу и Беннетом? Где распри в левоцентристском лагере после их показного объединения, которого хватило на 48 часов? Неужели результаты так очевидны, что незачем тратить силы на противников?

Что же у нас было? В основном, состязание ораторов, которые толкали длинные речи, и было совершенно очевидно, что никому не угнаться за Нетаниягу с такими декорациями, как Конгресс США, да еще у него больше всего эфирного времени!

«Кадима» превратила свой ролик в спасательный круг для Шауля Мофаза при том, что сам Мофаз не сказал ни слова. Интересно, почему?

Арье Дери партия послала на передовую, но это уже не тот Дери, увлекавший массы на выборах 1999 года. Он постарел, утратил пыл и страсть, а также творческое начало и способность импровизации. Кроме того забота ШАС о стариках и о «тех, у кого нет», выглядит очень временной, пригодной только на две недели, оставшиеся до выборов.

В рубрике «Ниже пояса» оказался ролик ШАС, направленный против НДИ, где солировала «русская» невеста, получающая по факсу справку о гиюре прямо под хупой. Интересно, каким будет ответ Либермана на этот «ШАС-контроль».

С другого конца некто Ярон Яд’ан запустил совершенно подстрекательский ролик против ультраортодоксов, который я запретил бы после первой же секунды. Трансляция продолжится сегодня вечером, но меня там уже не будет
».

Итай Сегаль из «Йедиот»:
«Предвыборная пропаганда направлена на «плавающие голоса», на тех колеблющихся граждан, которые до сих пор не сформировали свое политическое мировоззрение и колеблются между «шоппингом» и походом в ресторан в день выборов. Неужели есть хоть один человек, который, посмотрев предвыборные ролики, решил, за кого он будет голосовать? Если да, то на основе чего он это делает? Сколько раз в минуту на экране появляются слова «надежда»/ «безопасность»/ Иерусалим? Или на него повлияла метеорологическая карта Нетаниягу?

Как всегда, предвыборная пропаганда убеждает убежденных и вызывает скуку у тех, кому и так скучно, делая все это с помощью полуправды, большого количества лапши, устрашения, забрасывания грязью и обещаний, которые никто не собирается выполнять. Как и прежде, возникает ощущение, что эта пропаганда рассчитана на зрителей, чей уровень развития не превышает пяти лет: с ними надо говорить простейшими лозунгами, а чтобы привлечь их патриотическое внимание, следует как можно чаще размахивать израильским флагом. Аплодисменты.

Глупости первого дня трансляции не должны вызывать удивления, потому что свою тяжелую артиллерию все партии приберегают под конец. В этом причина того, что даже те, кто уселся перед телевизором, чтобы посмеяться над очередным «парадом уродцев», были разочарованы. Все партии без исключения действовали наверняка. В «Ликуд-бейтейну» вынули из рукава привычных зайцев: израильский флаг, объединенный Иерусалим, ядерный Иран и фотография Саррале в рамочке. Ничего из того, что мы не видели ранее. Постоянное использование словосочетания «мы гордимся» (я насчитал 13 раз) навело на мысль, а вдруг «Ликуд-бейтейну», наконец, решил подмигнуть и «гордой общине» тоже («кеила гэа» – сексуальные меньшинства – В.Л.).

Ничего творческого не было и у других партий тоже, которые вместо флагов размахивали своими семьями. Мофаз – женой. Дери – матерью. Шели Йехимович –сковородками и кастрюлями на своей кухне.

Уверенный в себе «Еврейский дом» пообещал вернуть в моду армейские ботинки. По этому поводу можно сказать только одно: есть обещания, которые не надо выполнять
».

Опровергая диктум «Нет пророков в своем отечестве», зав.отделом общественных связей Центра стратегических исследований им. Бегина-Садата Дэвид Вейнберг из «Джерузалем пост» опять, как и в 2011 году, рискнул сделать ряд предсказаний самого актуального характера:

«Чтобы увеличить свою международную респектабельность, Нетаниягу снова возьмет в кабинет Эхуда Барака. Он также введет в правительство Яира Лапида и Шели Йехимович (несмотря на ее нынешний отказ), но только не Ципи Ливни. Как только он согласует со своими партнерами генеральную линию, он пригласит Нафтали Беннета, Арье Дери и ультраортодоксов тоже войти в коалицию в качестве младших партнеров.

У Нетаниягу будет немало трудностей с фракцией Ликуда, и его новое коалиционное правительство на широкой основе долго не протянет. Через два года у нас снова будут выборы. Йехимович делает на это ставку, чем и объясняется ее нежелание критиковать ультраортодоксов и поселенцев. Она думает о будущей коалиции. Думает о ней и Дери, который будет рад войти в коалицию с левыми партиями. О будущем думает и Беннет, который поведет себя намного умеренней, чем свидетельствует его нынешний образ. Я даже не исключаю возвращения к старым дням партнерства партии Труда и МАФДАЛ. В израильской политике случались и более странные вещи.

Что касается президенства Шимона Переса, которого так хочет сменить спикер Кнессета Реувен Ривлин, мне представляется, что Натан Щаранский станет лучшим и более вдохновляющим кандидатом.

И, наконец, после того, как население Израиля пересекло 8-миллионную границу, вызывая зависть во всем мире своей жизнестойкостью и творческой силой, совершенно очевидно, что мы живем в грандиозной стране, особенно в сравнении с развалом ближневосточных арабских государств и закатом стран Запада. Не исключено, что в этом году мы даже станем самодостаточными во всем, что касается энергоресурсов. Ура


А сатирики из «Йедиот» объединили в одной цитате недавнее громоподобное интервью бывшего главы Общей службы безопасности Юваля Дискина (см. пред. обзор) с разгулявшейся стихией: «Я знал, что мои слова вызовут бурю, но не думал, что такую».
Tags: Выборы в Израиле 2013
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments