Давид Эйдельман (davidaidelman) wrote,
Давид Эйдельман
davidaidelman

Categories:

Демьян Бедный, Россия-мать и «Моя мать — была блядь»

Ровно 130 лет назад родился на Украине в Губовке под Херсоном самый главный русский поэт-пропагандист ХХ века. По охвату и силе воздействия никто - ни Маяковский, ни поэты писавшие под Маяковского и собиравшие стадионы, ни барды, распространявшиеся на магнитофонных кассетах, ни нынешние топовые поэты интернет-роликов - никто не мог сравниться с ним.

При рождении дали ему имя Ефим. Но известен он стал под псевдонимом, который вначале был именем его персонажа - Демьян Бедный. Юбилей этот проходит практически незамеченным.

Бедного - плохо вспоминают не только после развала СССР. Его имя стало синонимом дурновкусия и нижайшего уровня ещё в 30-е годы.

Часто вспоминаются слова Довлатова: "Для Бродского Евтушенко - это человек другой профессии..."

Бедный был человеком другой профессии не только для Пастернака, но и для Маяковского, для комсомольских поэтов, для огромного количества красных советских стихотворных фельетонистов.

Даже пролетарский вождь товарищ Ленин говорил, что Бедный идет в толпе, а надо бы чуть впереди...

Но именно Демьяна скорее всего можно называть главным "поэтом революции".

У Блока 12 заводят себя прибаутками:

«Революционный держите шаг!
Неугомонный не дремлет враг!
Товарищ, винтовку держи, не трусь!
Пальнём-ка пулей в Святую Русь
»

Но если кто и пулял, причем метко безошибочно залпами в Святую Русь - так это Демьян Бедный.

Его стихи учили едва овладев грамотой, сразу после букваря. В годы гражданской войны с его песнями уходили на фронт красноармейцы. Его нехитрые зарифмованные дерективы знали повторялись при выполнении партийных решений на местах.

Что с попом, что с кулаком -
Вся беседа:
В брюхо толстое штыком
Мироеда!


Ефим Придворов ("говорящая", кстати, фамилия) ставший Демьяном Бедным пришелся очень ко двору у Советской власти.

Получал ордена, жил в Кремле, печатался на первых страницах в газете "Правда", мог себе позволить очень дорогие хобби, ибо был весьма не бедным человеком.

Он словно хотел расправится со всеми ценностями России-матери, которые по его мнению мешали революции.

Человек, который мог перед огромным залом крикнуть «Моя мать &‐ была блядь», позволял себе непочтительность ко всем ценностям кондовой Святой Руси, ибо ненавидел и презирал её не меньше собственной матери Екатерины Кузьминичны — исключительно красивой казачки, крутого нрава, невероятной жестокости и распутности, которая родила его в 17 лет.

Екатерина Придворова яростно ненавидела своего мужа, жившего в городе, в 20 верстах от Губовки. Отец служил в городе,. Приходя домой на побывку, он бил жену смертным боем, и та сторицей возвращала побои сыну. Возвращаясь к себе на службу, отец нередко уводил с собой Ефимку, который, как праздника, дожидался этих счастливых передышек. Мальчик ненавидел село и любил город.

Когда ему было 4 года его мать в христианский праздник взяла его в с собой в еврейскую лавочку. Был праздник, — ужасная духота. По обыкновению избитый и заплаканный, Ефимка, плетясь за матерью, очутился у лавочника Гершки. Забившись в угол, он стал невольным свидетелем бесстыдной сцены, разыгравшейся тут же на мешках, на глазах потрясенного ребенка. Мальчик горько заплакал, а мать всю дорогу остервенело лупила его палкой.

И им самим и с его слов было много записано о свинцовых мерзостях его детства. Кто хочет может почитать.

Само то, что Ефим Придворов выжил, хотя где-то в возрасте 12 лет уже почти умирал от дифтерита, научился писать, получил образование военного фельдшера, а потом и учился на филологическом факультете Петербургского университета — было нечто чудесное.

Вертинский призывал в сентиментальной эмигрантской песне более почтительно отзываться о Родине:

«И еще понять беззлобно,
Что свою, пусть злую, мать
Все же как-то неудобно
Вечно в обществе ругать
».

Демьяну Бедному было удобно.

Мать свою, которая на смертном одре призналась, что вместе с двумя любовниками убила отца, а потом утопила его в отхожем месте, Демьян Бедный ненавидел люто. Так же люто и страстно он ненавидел Святую Русь и все, что в ней казалось святым.

Всё! Не только уваровскую троицу «Православие, самодержавие народность». Всё.

Мещанскую жизнь, традиционный крестьянский быт, патриархальные устои, представления о приличиях. Всё! Даже ценность девственности ему надо развенчать.

Рассейская старая горе-культура –
Дура,
Федура.
Страна неоглядно-великая,
Разоренная, рабски-ленивая, дикая,
В хвосте у культурных Америк, Европ,
Гроб!
Рабский труд – и грабительское дармоедство,
Лень была для народа защитное средство,
Лень с нищетой, нищета с мотовством,
Мотовство с хвастовством
Неизменное, вечное держат соседство.
Радский труд развратила господская плеть.
Вот какое наследство
Надо нам одолеть.
Царь-пушка! Царь-колокол! Эти уроды
Торчат в наши бурные годы
Бесполезно, как хер упраздненный и ять.
Но… неужто мы строим гиганты-заводы,
Царь-заводы, которые будут… стоять,
Перед нами, отцов своих вялыми чадами,
Будут молча стоять неживыми громадами?!


Молодой Советской власти необходимо было прикончить старый порядок на всех фронтах.
И прежде всего на ценностном.

И этим более всего занимался главный поэт пропагандист революции Демьян Бедный.

За что и поплатился, когда победившая революция пошла в имперство и занялась порядканаводительством.

Тогда Демьяна осудили за русофобию, за оскорбление приличий и пр.

Но об этом может напишу позже.
Трагедия России в том, что свинцовая кондовость там порождает Демьянов Бедных, а неистовость Бедных Демьянов способствует возвращению свинцовой кондовости.‐
Tags: Демьян Бедный, Диалектика революции, поэты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments