Давид Эйдельман (davidaidelman) wrote,
Давид Эйдельман
davidaidelman

Category:

Актер как художественное средство

Актер или натурщик? Школа или фотогения? Эти вопросы остаются актуальными на протяжении всей истории кинематографа. Начинавший художником у Бауэра великий советский режиссер и теоретик монтажа Лев Кулешов выбирал натурщика. Кулешов полагал, что режиссер в кино мыслит монтажно, кадр — буква монтажа и смысл фильма складывается из диалектического сопоставления кадров. В этом случае в центре внимания оказывался не актер с его технической выучкой и переживаниями, а типаж — выразительный человек, который по естественным психофизическим данным подходит на ту или иную роль и способен максимально точно воссоздать поведение своего героя без каких бы то ни было «игры» и «перевоплощения». Кулешов размышляет о фотогеничности не только лица, но и движения.

Весь советский авангард 20-х так или иначе варьирует идею натурщика. Скажем, Сергей Эйзенштейн предпочитает, чтобы его крестьянку Марфу Лапкину из «Старого и нового» играла крестьянка Марфа Лапкина, а Ленина из «Октября» — рабочий по фамилии Никандров, обладавший исключительным внешним сходством с вождем.
ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ: http://www.colta.ru/docs/20004
Tags: Искусство и действительность
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments