Давид Эйдельман (davidaidelman) wrote,
Давид Эйдельман
davidaidelman

Битва за Иерусалим

Ари Шавит («Гаарец»)

Битва за Иерусалим почти проиграна. Количество ультраортодоксальных детей в столичных школах составляет сегодня 38% от общего числа учащихся. Количесто арабских детей в столичных школах составляет 38%. Количество детей, условно относящихся к еврейскому сионистскому сектору, составляет – 23%. Из них лишь половина – секулярные. Демография сказала свое веское слово: если не произойдут какие-либо драматические изменения, секулярным евреям не на что надеяться в Иерусалиме, и Иерусалим никогда не станет «надеждой еврейского секуляризма». Если ничего не изменится, будущее Сиона не будет иметь ничего общего с сионизмом, а будущее секулярных евреев Сиона будет весьма печальным.

И тем не менее: посреди почти проигранной битвы в Иерусалиме в последние годы случилось истинно иерусалимское чудо: после десятилетий топтания на месте в этом истерзанном городе сумели пробиться на свет невероятные жизненные силы.

Музей Израиля стал явлением мирового масштаба и катализатором творческих сил всего израильского искусства. Рынок Махане Иегуда превратился в полный жизненной энергии аутентичный квартал развлечений, как в больших европейских и американских городах. Обновленный район старого вокзала («митхам-ха-тахана») превратился в популярнейшее место отдыха. На всех улицах этого каменного города работают прекрасные рестораны, кафе, бары, художественные мастерские, которые изменили культурную ткань Иерусалима.

Одновременно новый дух социального активизма привел к созданию целых общин творческих и инициативных людей; появились различные технологические проекты. В городе сформировалась атмосфера творческого еврейского плюрализма. Молодые, энергичные лидеры, которые выросли на фоне большого иерусалимского кризиса прошлого десятилетия, изменили облик города. Неожиданным образом именно Иерусалим превратился в альтернативный город. Он начал формировать новую культурную альтернативу, кардинально отличающуюся от хорошо известной всем тель-авивской культурной концепции, стоящей на трех китах: деньги, свобода и секс.

Нир Баркат – не новый Тедди Колек. Не он является автором сценария, режиссером и продюсером определенного социального и духовного ренессанса, который переживает в последние годы Иерусалим. Но он единственный бизнесмен, пришедший из сферы высоких технологий и сумевший успешно применить свой предпринимательский опыт в общественном секторе. Именно он сделал возможным новое иерусалимское возрождение. Баркат позволил уникальному человеку, Джеймсу Снайдеру, сделать то, что он сделал с Музеем Израиля. Баркат позволил замечательной Элишеве Мазия и ее соратникам сделать то, что они сделали в сфере общественной инициативы. Баркат повзолил юношам и девушкам из Еврейского университета, художественной академии Бецалель, молодым участникам и участницам огромного числа новых художественных и творческих студий вновь зажечь факел, который почти погас. Под началом Барката Иерусалим вернулся из царства мертвых и снова стал живым городом.

Людьми, которые намерены отбросить Иерусалим назад, являются Арье Дери и Авигдор Либерман. Грязная сделка под кодовым названием «Моше Леон», которую эти политики заключили между собой, являет собой уродливый образчик старой циничной политики. Если бы Дери был серьезным социальным лидером – он никогда не сдал бы Иерусалим прожженному дельцу партии Наш дом Израиль. Если бы Либерман был серьезным секулярным лидером – он никогда не сдал бы Иерусалим ультраортодоксам-антисионистам. Если бы Либерман и Дери были серьезными национальными лидерами, они не пытались бы собственными руками задушить возрождение национальной столицы государства. Но Дери и Либерман не устояли перед соблазном: Иерусалим надежды или Иерусалим циничной сделки.

Из всех предвыборных муниципальных кампаний, ведущихся сегодня в стране, иерусалимская является наиболее важной. В конечном итоге Иерусалим был и остается центром наших национальных чаяний. Иерусалим — не только центр нашей государственности, но и центр нашей идентичности. Невозможно отказаться от этого города. В ближайшие недели следует сделать все возможное, чтобы процесс неожиданного ренессанса, переживаемого Иерусалимом, не пропал втуне.

Каждый иерусалимец обязан поддрержать Барката. Сам по себе Нир Баркат не столь важен. Но город, который Баркат пытается спасти, важен нам всем.

Перевод Гая Франковича

למקור לחץ כאן
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments