Давид Эйдельман (davidaidelman) wrote,
Давид Эйдельман
davidaidelman

Меир Шалев об экономической политике тети Ривки

«После смерти тети Ривки, которая присоединилась к нашему клану в результате замужества, ее четырехкомнатную квартиру сдали студентам. Какое-то время там жил и я, и как-то раз ее дети попросили меня выбросить старую рухлядь и прибрать на антресолях. Среди прочей рухляди я нашел большой чемодан. Он был заперт. Сыновья тети Ривки принесли кучу старых ключей – ни один не подошел. Тогда мне пришла в голову гениальная идея: ударить чемоданом по дверному косяку. Ударили. Замки сломались. Дверь в соседнюю кладовку – тоже. При этом раздался сильный звон. Старший брат посмотрел на младшего и сказал: «Пропал сервиз». «Да, – согласился младший – конец сервизу». Но оказалось, что ущерб был гораздо больше: до случившегося все стены кладовки были заставлены полками с пустыми баночками из толстого стекла, некоторые из которых уцелели.
– Это же баночки из-под простокваши, – сказал старший брат. – Времен мандата.
– Точно, – кивнул младший – мамаша покупала ее в бакалейной лавке у перса и заставляла нас есть.

Быстрое расследование, проведенное сыновьями среди родственников и детей упомянутого перса-бакалейщика, прояснило все дело: кладовка была банком тети Ривки, а сотни баночек – ее пенсией. Банки всегда казались ей подозрительными по своей природе, а правительство еще больше: она познакомилась с турецким режимом, британским, израильским и не нашла между ними большой разницы. С другой стороны, она боялась хранить деньги дома. Потому-то она и решила держать на черный день пустые баночки из-под простокваши, которые всегда можно было сдать в бакалейную лавку и получить за них живые деньги.

Хотя сыновья тети Ривки просили сохранить эту историю в тайне от всех родственников, я не мог удержаться, и на много лет покойная тетя Ривка стала в нашей семье притчей во языцех. Всякий раз, когда речь заходила о какой-нибудь экономической глупости, мы вызывали дух тети Ривки, а всякий раз, когда мы сомневались, во что вложить деньги, дежурным ответом было: в баночки из-под простокваши. Так мы говорили и хохотали до упаду. Но прошли годы и экономические гении израильского правительства передали наши пенсии в руки частных инвесторов. И теперь, когда от наших пенсионных сбережений могут остаться только слезы, в сердце медленно закрадывается осознание того, что, может, тетя Ривка была вовсе не так глупа. Сегодня – заканчивает Шалев – нам ясно, что она разбиралась в экономике лучше Биби, Штайница и Лапида вместе взятых, и, тем более, лучше всех нас, ее родственников. Если бы она была жива, я немедленно назначил бы ее Управляющей Госбанка при условии, что в ее кладовке не было других скелетов».
Перевод Владимира Лазариса
Tags: экономика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment