Давид Эйдельман (davidaidelman) wrote,
Давид Эйдельман
davidaidelman

Category:

Илья Эренбург о Ленине и его эмигрантской тусовке:

Vladimir Lenin«Приземистый лысый человек за кружкой пива, с лукавыми глазками на красном лице, похожий на добродушного бюргера, держал речь. Сорок унылых эмигрантов, с печатью на лице нужды, безделья, скуки слушали его, бережно потягивая гренадин. „Козни каприйцев“, „легкомыслие впередовцев, тож отзовистов“, „соглашательство троцкистов, тож правдовцев“, „уральские мандаты“, „цека, цека, ока“ — вещал оратор, и вряд ли кто либо, попавший на это собрание не из „Бутырок“, а просто из Москвы, понял бы сии речи. Но в те невозвратные дни был я посвящен в тайны партийного диалекта и едкие обличения „правдовцев“ взволновали меня. Я попросил слова. Некая партийная девица, которая привела меня на собрание, в трепете шепнула: „Неужели вы будете возражать Ленину?..“. Краснея и путаясь, я пробубнил какую-то пламенную чушь, получив в награду язвительную реплику „самого“ Ленина… Ленинцы, т. е. „сам“, Каменев, Зиновьев и др., страстно ненавидели „каприйцев“, т. е. Луначарского с сотоварищами, те и другие объединялись в общей ненависти Троцкого, издававшего в Вене соглашательскую „Правду“.
Какое же вместительное сердце надо иметь, чтоб еще ненавидеть самодержавие
»

Одна из мыслей, которая пришла мне после прочтения этих строк Эренбурга — она о групповщине и какой либо политической организации мигрантов. Мигранстская групповщина и расколотость — не нами придумана. В белой эмиграции в Париже — было нечто подобное. Алданов говорил оппоненту за спором: «Мы партия маленькая, а Вас только в одном Париже 9 человек». Причем ненавидели они друг друга с такой силой, что на большевиков ненависть оставалась только у людей с очень большим сердцем...
Tags: Ленин, Эренбург
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments