December 18th, 2004

вспотел

УЖАЛИВШИЙ «АЛИЮ»

УЖАЛИВШИЙ «АЛИЮ»

 

Мордехай Гилат, Михаль Шабат, субботнее приложение к газете «Едиот Ахронот» 17.12.2004

 

Депутат Кнессета от партии «Алия» Михаил Нудельман обвиняет своего соратника, депутата Кнессета Юрия Штерна в проведении хитрого трюка, сходного с жалящим укусом: Штерн от имени партии взял у государства миллионы шекелей аванса на финансирование выборов в местные власти, несмотря на то, что партия «Алия» вообще на них не баллотировалась. Счет, на который были переведены деньги по указанию Штерна, оказался счетом другой партии репатриантов – НДИ. Сейчас партия «Алия» вынуждена возвращать миллионы, которых она не получала. Партия обратилась с иском в суд. Штерн: «Нудельман лжет и устраивает манипуляции»

 

 

На прошлой неделе было заметно, что депутат Кнессета Юрий Штерн весьма сердит на своего коллегу по партии «Алия» («Алия за обновленный Израиль») вице-спикера Кнессета проф. Михаила Нудельмана. Нудельман уже несколько месяцев подозревает Штерна в мошенничестве с деньгами партии в пользу НДИ Авигдора Либермана, в изощренном трюке, подобном жалящему укусу, и не понимает – для чего и зачем это было нужно.

 

-         Все это технические подробности, - так говорит Юрий Штерн о тех миллионах шекелей, которые по его указу были переведены на счет НДИ вместо счета «Алии», - И это неправда, что я оставил партию без ее денег, как это мне приписывают. Это ложь. Все делалось с ведома и согласия Михаила Нудельмана. То, что он утверждает сегодня, не является правдой.

 

-         Профессора Нудельмана в Кнессете считают честным и порядочным человеком.

 

-         Он был честным, - говорит Штерн.

 

-         До этого случая с вами?

 

-         Был. Что грустно, так это то, что этот человек, который мне всегда казался порядочным и  честным, начал лгать. Начал проделывать разные манипуляции, ошибаться и других вводить в заблуждение.

 

Михаил Нудельман, от таких слов приходит в негодование:

 

-         Штерн вступил в грязь, - поясняет он, - понаделал того, чего не должен был совершать, и сейчас утверждает, что он мне об этом сообщал. Ложь, ложь, ложь! А мы, партия, должны возвращать пять миллионов шекелей, которые были украдены у государства благодаря этому потрясающему трюку. Эти деньги  по указанию Штерна были переведены на счет НДИ, вместо того, чтобы попасть на счет нашей партии, и пошли на оплату счетов за проведение местных выборов, в которых мы вовсе не принимали участие. После этого, на сцену выходит МВД и требует возврата денег, но не от НДИ, а от «Алии», и мы ничего не можем с этим поделать. Мне даже трудно поверить, что такое могло произойти в Израиле, но факт, это случилось.

 

-         Вы подали заявление в полицию?

 

-         Пока нет, потому что наши адвокаты рекомендуют подождать. Они хотят прежде получить судебное решение. Но это дело дойдет до полиции, я уверен, потому что, как мне кажется, речь идет об уголовном нарушении. Простые и неоспоримые факты говорят сами за себя.

 

ЛИБЕРМАН ВМЕСТО НУДЕЛЬМАНА

 

Простые факты, о которых говорил Михаил Нудельман, кажутся все более и более непростыми, если проверить подоплеку конфликта между депутатами, ранее тесно дружившими между собой. Знание подоплеки помогает лучше понять случившееся.

Профессор Михаил Нудельман репатриировался в Израиль в 1991 году, был принят на работу в Хайфский университет, а спустя несколько лет был избран в Кнессет в списке партии ИБА.

 

-         Я оптимист, - говорит он, - и верю в людей. Я просто не верил, что Штерн может совершить подобный поступок по отношению ко мне и моим друзьям. И в особенности, после того, что я сделал для него в 1999 году. Тогда он повздорил с председателем нашей партии Натаном Щаранским, и у него были неприятности.  Между ними вышла крупная ссора, и я, поскольку еще верил Штерну, решил, что с ним плохо поступили. Штерн знал, что на будущих выборах его не будет в списке баллотирующихся в Кнессет, но не хотел выбывать из игры и попросил моей помощи. Он мне тогда сказал: «Михаил, я не хочу один выходить из фракции, так я не смогу получить денег. Если мы выходим из фракции вместе, тогда мы получим финансирование. Двоим это можно. Создадим собственную фракцию, и будем баллотироваться на следующих выборах вдвоем или в списке НДИ. Так мы больше не будем зависеть от Щаранского». В ту пору я был еще новым репатриантом, связей у меня не было, и я не очень понимал, что же на самом деле представляет собой израильская политика. Люди предостерегали меня от похода в эту политическую пустыню, но я, не чувствуя особых симпатий к Щаранскому и  испытывая приязнь к Штерну, решил рискнуть. Штерн сказал мне тогда: «Мне очень нравится работать в Кнессете. Политика – это моя стихия. Я никогда не забуду того, что ты для меня сделал. Давай вместе выйдем из фракции». На это я ему ответил: «Знаешь что, я уйду вместе с тобой, несмотря на то, что мне придется заплатить за это немалую цену. Я профессор, академик, и мне будет нелегко возвращаться в науку после четырех лет отлучки. Я, как и спортсмен, не могу без тренировок. Наука и исследовательская работа – это же не детские игрушки!»

 

Таким образом, Нудельман дал свое согласие, и убежищем, в котором двое «беглецов» нашли себе место, стала партия «Алия», созданная и зарегистрированная горсткой репатриантов еще в 1995 году, не претендовавшая тогда на то, чтобы баллотироваться в Кнессет. В тот период оба депутата вдохнули в нее жизнь, дали ей новые силы, набрали людей, выбрали организационную структуру, провели съезд, и открыли ей счет в одном из иерусалимских банков. Этот роман развивался следующим образом: Михаил Нудельман встал во главе партии, председателем секретариата партии был назначен Юрий Штерн, а Эдуард Блау (позднее назначенный Авигдором Либерманом главой канцелярии министерства инфраструктуры) получил должность генерального директора.

 

-         Все мы трое, - рассказывает Нудельман, - встали на новый путь, в который я тогда очень верил: решение проблем новых репатриантов, политическая умеренность, отказ от крайностей. В противном случае я бы ни за что не согласился на объединение с НДИ, в отличие от Юрия Штерна. Но я дал свое согласие на то, чтобы баллотироваться объединенным списком в Кнессет. Поэтому я и поддерживаю сейчас план одностороннего отделения, тогда как Штерн выступает против него, на стороне Либермана. В действительности он уже плоть от плоти НДИ, и ведет себя как человек, который печется о своей карьере в этих рамках. Дружбы больше нет. Так это происходит в политике нашей страны.

 

-         Нудельман действительно помог мне, - подтверждает Штерн, - и я признателен ему за ту помощь, которую он мне оказал. Я думаю, что он действительно поступил достойно. Но я тоже помог ему, это не была односторонняя поддержка. Каким образом, вы думаете, он попал в нынешний Кнессет? Из-за личного рейтинга?

 

-         Какова Ваша реакция на утверждение, что Вы считаете Либермана более сильным и активным человеком и потому, как говориться, сменили лошадей?

 

-         Каких лошадей? Нудельмана я в жизни не назвал бы своей «лошадью». Вы только посмотрите на его рейтинг, сколько людей знают его, и сколько – меня? Такое предположение просто смехотворно.

 

ШТЕРН ПОДПИСЫВАЕТ ПРОШЕНИЕ

 

Напряженные отношения между Нудельманом и Штерном еще более ухудшились в июле этого года, когда партия «Алия» вдруг получила уведомление от МВД о необходимости вернуть 4930433 шекеля, выданные партии в счет аванса на муниципальные выборы. Нудельман и генеральный директор партии Эдуард Блау поначалу не поняли, чего от них хотят: они хоть и поддерживали кандидатуры от НДИ, но никогда не выставляли кандидатов «Алии» на муниципальные выборы. И они не просили у государства ни гроша аванса. Никаких просьб подобного рода не подписывали.

Нудельман и генеральный директор партии «Алия», уверенные в том, что произошла ошибка, поспешили выяснить обстоятельства этого дела в МВД, где их ждал настоящий удар: за их спиной, самым натуральным образом, не оповещая секретариат партии, без ведома Михаила Нудельмана, Штерн подал прошение о выделении ему миллионов шекелей, которое подписал самолично. Удивление обоих возросло, когда они узнали, что счет, на который были переведены деньги, является счетом НДИ, и что на этот счет ранее уже было переведено 8 миллионов шекелей по просьбе непосредственно НДИ. Счет партии «Алия», зарегистрированной, как вы помните, в качестве просительницы, депутат Штерн проигнорировал.

 

-         Эта просьба, - пояснили судебные защитники партии «Алия»,  адвокат Гади Бар-Он и Шмуэль Лиор, подавая иск в окружной суд Тель-Авива, - была удовлетворена 10.09.03, а потом, после перевода денег в счет аванса, начался второй этап трюка: дабы создать видимость того, что партия «Алия» действительно баллотируется на муниципальных выборах, депутат Штерн и партия НДИ выпустили общее уведомление для МВД, согласно которому, обе партии представляют общий список из 33 кандидатов в местные власти. Этот трюк венчался следующей фразой из уведомления: НДИ является лидирующей партией, и она несет ответственность за бухгалтерию всего списка.

 

Предоставленные в суде документы проливают свет на новые любопытные факты: каковы бы ни были результаты выборов в местные советы, кого бы не выбрали – в любом случае он будет считаться представителем от НДИ. «Алие», в соответствии с этим договорам, представительство в местных властях не обеспечивалось. Что это означает на практике? А то, что партия «Алия» никогда не сможет получить денег в счет погашения задолженности по авансу, но, тем не менее, обязуется вернуть те миллионы, которые переведены в кассу другой партии. То есть, фактически, смертный приговор.

Некий высокопоставленный чиновник, осведомленный о ходе этого дела, отзывается о нем следующим образом:

 

-         Я не понимаю, как в государстве закона могут происходить подобные вещи без всякого вмешательства со стороны блюстителей закона. Вместо того, чтобы призвать тех, кто получил деньги неправедным способом, вернуть их, МВД обрушило свой гнев именно на жертву, и потребовало от нее вернуть те деньги, которые она и в глаза не видела. Просто роман Кафки. После того, как представители партии объясняют, что им негде взять эти деньги, и это неопровержимый факт, представители МВД побивают все рекорды наглости: ежемесячно они снимают в счет долга 170 тысяч шекелей, поступающие на финансирование партии «Алия», и ведут себя так, словно не знали, куда были переведены деньги, кто их использовал, и кто в действительности должен их возвращать.

 

-         А вы уверены, что они обо всем этом знают?

 

-         И еще как знают! Спросите Нудельмана: он обращался ко всем и каждому, включая тогдашнего министра Авраама Пораза, но пока никаких перемен не произошло. В Израиле много говорят о коррупции во власти – но ничего не делают для того, чтобы ее действительно искоренить. Все заметают под ковер.

 

-         Я в отчаянии, но я верю в полицию, в суд и в юридического советника правительства, - говорит Нудельман. – Я обращался к бывшему министру внутренних дел Поразу, был в его канцелярии и показал ему все документы. Спрашивал его, как это может быть, что его министерство выделяет деньги одной партии, а деньги попадают на счет другой партии. Почему никто не удосужился проверить подписи, полномочия и данные о счете? Как может такое произойти, чтобы виновные в подобном поступке остались без наказания? Он меня выслушал, и сказал, что не в его полномочиях что-либо сделать, после чего посоветовал отказаться от борьбы. Он мне сказал: «Михаил, ты, как видно, прав. Но для чего тебе нужна эта борьба, зачем она тебе? Иди в «Ликуд» или в «Шинуй», займи там свое место, и привет. Зачем тебе сдался весь этот бардак? Не жаль своего здоровья?»

 

ШТЕРН: ВСЕ ЭТО ТЕХНИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ

 

У депутата Юрия Штерна имеется простое объяснение на все предъявляемые ему претензии: две партии вместе шли на муниципальные выборы и полностью сотрудничали во всех вопросах. Был договор, что «Алия» не действует на выборах самостоятельно. Мы напомнили ему, что у «Алии» и вовсе не было кандидатов в списках, и что НДИ обеспечила себе стопроцентное представительство на полученных муниципальных местах, но он настаивал на своем. Это утверждение, основывающееся на самых простых документах, по его мнению, высосано из пальца.

Штерн утверждает, что он, согласно его высокой должности во фракции, подал прошение на получение миллионной суммы с полным правом и с общего согласия, и Нудельман точно знал об этом. Ничего не делалось за его спиной, и уж тем более за спиной секретариата партии, так как подобного органа вообще не существовало.

 

- Когда вы решили попросить аванс, вы должны были переговорить об этом с председателем вашей партии?

 

- Нудельман принимал участие в предвыборной кампании. Поданное мною прошение было чисто техническим. Это все вопрос техники.

 

- Но оно было подано без его согласия. Вы подали прошение по собственному желанию.

 

- Ему было известно, что мы, как партия «Алия», принимаем участие в финансировании этих выборов. Ему не обязательно было принимать участие в подаче прошения.

 

- И он не должен был участвовать в принятии решения по поводу размера аванса, по поводу того, на какой счет он переводится, каким образом партия будет возвращать эти деньги, и как будут делиться деньги после выборов? Все эти решения вы приняли самостоятельно?

 

- Эти вопросы не имели существенного значения на тот момент, и никто их не задавал. Мы вместе провели несколько выборов, и никаких проблем не возникало.

 

- Но если все проделывалось сообща, каким образом вышло постановление, что у партии «Алия» не будет ни одного представителя в местных властях?

 

- Эти расчеты – как совместный счет мужа с женой. Это никого не касается, это технические подробности, в том числе, и долги.

 

Долги, с точки зрения Штерна, это чисто технические детали, которые можно разрешить с помощью внутреннего соглашения, а не при посредстве обращения в суд, которое его весьма раздражает. И решение перевести деньги на счет НДИ было техническим, по его словам, и он не понимает, в чем здесь криминал.  Когда его спросили напрямик, как он мог, будучи членом одной партии, попросить у государства денег и перевести их на счет другой партии, то тут Штерн начал выкручиваться:

 

- Это не сложно… Было два счета… Еще раз, это дело бухгалтерии… Поймите, все долги набирались совместно, и отдавались сообща… «Алия» не предпринимала никакой самостоятельной деятельности.

 

- Если это так, почему именно «Алия» сейчас должна возвращать миллионы, которые она никогда не получала?

 

У Штерна не нашлось ответа на этот вопрос. «Это все технические детали», - продекламировал он ответ, который мы уже слышали в начале беседы. Когда ему напомнили, что это не вовсе технические детали, и не были ими ни тогда, и не сейчас, он вновь начал прятаться за утверждение, что Нудельман принимал участие во всех форумах и решениях, и что особенно важно, что «Все долги мы набирали вместе, и вопрос, кто получал деньги, и кто отдает, это всего лишь технические детали… поскольку было ясно, что НДИ также несет ответственность за этот долг».

 

- Если так, то почему же НДИ его не возвращает?

 

Штерн получил очередной шанс спастись бегством:

 

- Потому что сейчас они вдруг захотели расторгнуть этот союз.

 

И еще у него нашелся просто удивительный ответ на вопрос, почему он подписал указание перевести миллионы на счет партии, к которой намерен присоединиться:

 

- Вопрос о счетах был настолько техническим, что если бы вы спросили меня до того, как официально был поставлен этот вопрос, на какой счет это переводится (пять миллионов шекелей!- ред.), я бы просто не знал, что вам ответить, потому что не обращал внимания на такие вещи. Не знал бы. И именно сейчас это необходимо уточнить.

 

ЮРИДИЧЕСКИЙ СОВЕТНИК ПРОВЕРЯЕТ

 

Что же говорят в пресс-службе министерства юстиции по поводу данного разбирательства, еще два месяца назад переданного на расмотрение Мени Мазуза?

 

- Мы приняли эту жалобу, - таков был лаконичный ответ, поступивший в «Едиот Ахронот», - и она передана в соответствующие инстанции министерства.

 

Реакция НДИ, полученная после обращения к ее представителю в Кнессете Элиэзеру (Чите) Коэну:

 

- Я не могу прокомментировать это дело, - передал Коэн через одну из своих помощниц, - Это не мое дело, это дело партии «Алия».

 

- Почему это не имеет отношения к НДИ, если нет сомнений в том, что деньги, из-за которых ведется битва, находятся на счету НДИ?

 

Ответ без ответа:

 

- Это не наше дело, это дело «Алии», обращайтесь к ее представителям.

 

Что же говорят в МВД в ответ на исковое заявление партии «Алия» в суде? Ни слова о подозрениях в мошенничестве, ни слова и о способе, при помощи которого деньги были взяты у государства для одной партии, и переведены на счет другой партии, которая вообще не принимала участия в выборах.

Основной ответ содержится в том, что государство должно получить обратно остаток выплаченных денег, и у него нет разногласий по поводу подсчета суммы долга. Единственное, что вызывает разногласия, так это вопрос: кто же должен возвратить эти деньги в народную кассу. И ответ на эти разногласия должен дать суд.