March 23rd, 2009

Иерусалим

Иосиф и Чен Ван Ли

כל העולם כלו גשר צר מאוד

והעקר לא לפחד כלל


Коптская иконаВо второй своей книге «
О ТЕОРИИ ПРОЗЫ», которую он написал как бы раскаиваясь в гениальности первой, Виктор Шкловский без всякой видимой причины приводит средневековую китайскую новеллу о верной жене и её малодушном муже. 

  «Жил человек по имени Чен Ван Ли. Юношей он попал в плен к монголам, которые приняли его за лазутчика. Свой плен он принял со смирением, как в Библии Иосиф Прекрасный принимал египетский плен. Чен Ван Ли ежедневно видел, что монгольские полчища, как ураган, срывающий листья с деревьев, уничтожают все в Китае.  

 Начальник, в плен к которому попал наш повествователь, был сам китаец на службе у монголов. Этот человек возвысил пленника и дал ему в жены молодую китаянку – служанку своей жены. После брака молодая женщина сказала своему мужу, что она мечтает о побеге. Чен Ван Ли донес на свою жену, он думал, что хозяин испытывает его верность. Женщину хотели жестоко бить плетьми, но помиловали по просьбе хозяйки.

 Прошло несколько дней. Жена опять уверяла мужа в своей верности

 Повторила, что надо бежать! Муж вторично донес на свою жену. Ее велели продать в публичный дом, но случайно продали одному старому человеку, который хотел сделать ее своей второй женой.

Она стала рабыней и выкупила сама себя непрестанной работой.

 Женщина была двадцать лет верна своему мужу, который дважды ее предал, и ждала его; он, наконец, ее разыскал. 

 Муж даже не обвиняется новеллистами...»

Лет двадцать назад ( в перестроечные времена) я написал огромное эссе по поводу этого отрывка, на тему Иосиф и Чен Ван Ли, которое хочу сейчас (хотя бы отрывисто и кусками) выложить в этом блоге до пейсаха.

 

Я писал о людях, которые нуждались в оправдании и могли быть оправданны.

 

Но все же почему-то Чен Ван Ли нельзя сравнить с Иосифом...

В этом я был уверен тогда. И сейчас придерживаюсь того же мнения.