June 23rd, 2009

вспотел

ЗАГАДКА: Назовите автора

Имена писателей, которые встали на защиту Дрейфуса хорошо известны: Эмиль Золя, Анатоль Франс, Марсель Пруст, Ромен Ролан.

Имена писателей антидрейфусаров известны русскоязычным читателям значительно меньше.

Просто, какого-нибудь Пьера Лоти - создателя жанра «колониальный роман» на русском языке печатали значительно меньше, чем Эмиля Золя, а академик Жюль Леметр пользовался меньшим уважением у советских издателей, чем академик Анатоль Франс.

Однако, в лагере противников Дрейфуса был писатель который известен всем читающим по-русски, который входил (и до сих пор входит) в число наиболее популярных иностранных авторов русскоязычной читающей публики.

Несмотря на то, что был этот человек махровым антисемитом и русофобом одновременно.

Collapse )

Правильные ответы дали: profi, benegenetriivir, lanatoly, krukasuka, lakshin, avigdor.
вспотел

ЗАГАДКА: первоначальная национальность персонажа?

В продолжение предыдущей загадки, ответы на которую я через пару часов раскриню.

Этот литературный герой далеко не сразу стал азиатским принцем. По первоначальному замыслу он должен был бороться с русским самодержавием и евреями, которые помогают российскому деспотизму угнетать его родину.

И только издатель, исходя из чисто коммерческих соображений, направил ненависть героя на британский империализм.

Скажите, какой национальности должен был быть персонаж согласно первоначальному замыслу?

Collapse )
вспотел

«Я обвиня́ю» («J’accuse») Эмиля Золя



Если смотреть на «Я обвиняю» ( J'accuse) глазами не историка, а PR-щика, то следует признать, что оно было колоссальной тактической ошибкой, которая на некоторое время ухудшило положение защитников осужденного капитана, но превратило дело Дрейфуса в Дело с большой буквы.

Collapse )

Он не устает повторять «Я ОБВИНЯЮ» перечисляя длинный список виновных. «Что же касается людей, против коих направлены мои обвинения, я не знаком с ними, никогда их не видел и не питаю лично к ним никакого недоброго чувства либо ненависти. Для меня они всего лишь обобщенные понятия, воплощения общественного зла».

Но «обобщенные понятия, воплощения общественного зла» - это конкретные люди и ведомства, которых Золя перечислил. J'accuse не оставляет им возможность мирно спустится с дерева, но требует сбросить их в бездну на камни.

Обычно, когда обращаешься с просьбой о пересмотре дела, то есть «просишь о решенном» (говоря словами царя Соломона), принято именно просить, а не обвинять и требовать наказания. Если ты говоришь об ошибке, то нужно не клеймить, а оставлять ошибавшимся дорогу для отступления. Позволить им отступить, сохраняя лицо. В гарвардской теории переговоров говориться даже о том, что нужно построить «золотой мост», чтобы отступление казалось победой.

Если же обвинения неизбежны, то обвинять следует наиболее уязвимую часть системы, а не всю систему. То есть дать возможность системе очистить себя, пожертвовав запятнанной частью.

В этом отношении, с чисто пиаровской точки зрения, или даже с точки зрения практической политической тактики, письмо Золя можно признать ошибочным.

Но, как говорил Марк Алданов, тоже признававший «письмо это было крупной политической ошибкой: слишком много людей в нем обвинялось, и слишком тяжки были обвинения», настаивал, однако, что «в чисто литературном отношении, по силе и энергии стиля, письмо это едва ли не лучшее произведение Золя, - говорю это без всякой иронии. От писателей, по общему правилу, мало толка в политике. Однако ни один политический деятель такого письма написать бы не мог. Для него нужно было сочетание бешеного темперамента с большой властью над словом: в этом отношении оно мне напоминает страшное письмо, написанное Пушкиным барону Геккерену накануне поединка».

Золя знал место своего письма в истории: «Лишь теперь начинается настоящее дело Дрейфуса, ибо лишь теперь обозначились окончательно позиции противоборствующих сил: с одной стороны, злодеи, всеми неправдами стремящиеся похоронить истину, с другой стороны — правдолюбцы, готовые пожертвовать жизнью ради торжества правосудия».

Collapse )

Какое счастье, что ни с PR-щиком, ни с профессиональными лоббистами, ни с адвокатами Золя не консультировался.



Collapse )
вспотел

ЗАГАДКА: мотивировка Жюль Верна

Collapse )

Как уже говорилось, Жюль Верн был противником освобождения и оправдания Дрейфуса.

Такую позицию он занимал довольно длительный период – 11 лет, то есть до самой своей смерти.

Верн был против пересмотра договора, и против многочисленных петиций и ходатайств о пересмотре этого дела.

Это довольно гнусно, ибо с определенного момента (самоубийства Анри и вскрытия фальсификаций) невиновность Дрейфуса стала достаточно очевидной.

Однако мотивировка, которую при этом приводил юрист и сын юриста Верн - вполне могла бы устроить и правых либертарианцев, и левых сторонников израильского БАГАЦа, и борцов с басманным правосудием в России.

Укажите эту мотивировку?

Collapse )