August 5th, 2009

вспотел

Дело Дрейфуса и хозяйки литературных салонов

Пора дать ответ на загадку о дамах минувших времен. Четыре упомянутые дамы были хозяйками литературных салонов.

Collapse )

Антидрейфусарами стали писатели принадлежавшие к салонам мадам де Луан (например, ее любовник Жюль Леметр) и мадам Адам (Пьер Лоти, Поль Бурже, Леон Доде).

А защитниками Дрейфуса - представители салона госпожи де Кайаве (возлюбленной Анатоля Франса) и салона мадам де Пьербур.

Салоны разделились. Это была конкуренция за символическую власть над умами. «Салоны находились в состоянии объективного соперничества за накопление социального капитала посредством притягательного воздействия хозяек салона на как можно большее число политиков, издателей газет, модных художников, финансистов, — с тем чтобы превратить тот или иной салон в средоточие многофункциональной власти, позволяющей заключать стратегические союзы между разными фракциями господствующего класса и разрешать тот или иной конфликт к выгоде той или иной группы» — пишет Кристофер Шарль.

Изначально писатели принадлежали к нескольким салонам сразу. Но Дело определило дробление по принципу: кто не с нами — тот против нас.

Мне кажется, что роль литературных салонов в истории европейской словесности 17-19 веков остается недооцененной. Я писал однажды в этом журнале о великой мадам Рекамье, которая вдохновляла людей науки, писателей, философов, художников, полководцев, политиков. Где бы мадам Рекамье ни находилась, она создавала вокруг себя творческую атмосферу, превращала светский салон в центр интеллектуальной жизни, “подкручивая мужчин как часы”, являясь “катализатором” и “мотиватором” творческих людей, “гениальной посредницей”

Если посмотреть на хозяек салонов эпохи Дела Дрейфуса, то невольно удивляешься мощности их влияния.

Collapse )

Жюльета Адам
(Juliette Adam) – в молодости дружившая с Жорж Санд, сама талантливая писательница, публиковавшаяся свои книги под девичьей фамилией — Ламберт, постоянно жаловавшаяся на слабое здоровье (что не помешало ей прожить ровно сто лет без полутора месяцев), была не просто хозяйкой салона. Она собственно опубликовала первый роман Поля Бурже, она убедила его, что тщательный анализ мельчайших движений живой души, человеческого сердца вообще и женского в частности — это скорее материал для романов, а не стихов в духе Бодлера. Благодаря ей состоялся литературный дебют Пьера Лоти и Леона Доде. Она была главным лоббистом и апостолом заключения военного союза с Россией.

Но в момент Дела Дрейфуса Жюльете Адам было уже шестьдесят, поэтому основное противоборство происходило между мадам де Луан и мадам де Кайаве. О которых в следующем посте