August 23rd, 2009

вспотел

О политических стихах Бродского. Часть Третья

Часть первая

Часть вторая


Разбор оды НА НЕЗАВИСИМОСТЬ УКРАИНЫ следует начинать с самого начала - с вопроса о первых строчках: «Дорогой Карл Двенадцатый, сражение под Полтавой, / слава Богу, проиграно...».

Почему свою оду или антиоду поэт начинает обращением к шведскому королю Карлу ХІІ, доверительно сообщая ему, что «сражение под Полтавой, слава Богу, проиграно»?

Почему проиграно?! Кем проиграно?! Кому проиграно?



Collapse )

Так или иначе, то культурное целостное пространство, в котором мы выросли было создано в начале восемнадцатого столетия Петром Великим… и распалось на наших глазах.



И в стихах Бродского есть великая трагедия великого человека страдающего от распада этого геокультурного единства.

Трагедия, пытающаяся удержаться от упреков: «Не нам, кацапам, их обвинять в измене».

Трагедия с четким осознанием ее неизбежности и неслучайности. Интеренсное замечание Кручика: в довесок к прочим обидным словам Бродский бумерангом возвращает украинцам некогда задевший Мандельштама равнодушием киевский редакционный отлуп: «нэ трэба».

В нем есть трагическая констатация распада великой общности. Именно констатация, без намека на реваншизм: «Нечего портить кровь, рвать на груди одежду. Кончилась, знать, любовь, коль и была промежду».

Но для того, чтобы это увидеть, надо смотреть на стихи не местечковыми глазами.
вспотел

О политических стихах Бродского. Часть Четвертая

Большинство критиков оды «На независимость Украины», в комментах к предыдущим постам, демонстрируя полное непонимание сути поэтического творчества, упрекали Бродского в великодержавности, советскости, имперстве. По их словам, получается, что в 1991 году эмигрант Бродский был более советским, чем лидер украинского отделения КПСС товарищ Кравчук.



Был ли Бродский имперцем? В эссе украинского критика Кручика «БРЕЗГУЯ НАМИ»,или ГНЕВ ОСКОРБЛЕННОЙ ДРУЖБЫ приводятся интересные примеры сомнительного "имперстива" поэта: «В присутствии Бродского европейские интеллектуалы стали ругать свои правительства за то, что те не протестуют против бомбежки Соединенными Штатами Камбоджи. На что Бродский возразил: "Все, что плохо для Советского Союза, абсолютно правильно"».

О Бродском осталась такая хохма: американские туристы обратились к нему в Москве с вопросом, откуда лучше всего посмотреть на Кремль. Бродский пошутил: «Из кабины американского бомбардировщика». Игорь Кручик говорит по этому поводу: «Вероятно, за подобное остроумие любой украинский националист-русофоб с радостью бы обнял русского поэта» и вспоминает фразу Юрий Лотман о сатирической поэме Вольтера "Орлеанская девственница": «это такая высокая степень хамства, которая уже превращается в поэзию».

Можно вспомнить выступления Бродского за независимость Польши от советского влияния. Можно вспомнить его критику американской леворадикальной интеллигенции, которая на митинге в поддержку польской «Солидарности», пыталось одновременно отмежеваться от СССР и его ставленников в Польше как «ненастоящего социализма», но, что еще важнее, доказать (!), что положение трудящихся в Америке ничуть не лучше, чем положение гданьских рабочих, и что империалистическая политика Рональда Рейгана в Латинской Америке ничем не отличается от политики Брежнева в Центральной Европе. Выступая на этом митинге Сюзен Зонтаг, под растущий шум и улюлюканье заявила, что заблуждалась в течение тридцати лет в отношении СССР: «Коммунизм – это фашизм с человеческим лицом». Различие, сказала она, в том, что коммунизм – это более успешный фашизм. За свое прозрение она благодарила восточноевропейских друзей, в частности Чеслава Милоша и Иосифа Бродского. Она процитировала Бродского: «Поляков хотят раздавить советскими танками и западными банками».

Бродский тоже выступил на этом митинге. Он заявил, что в качестве символического жеста закроет свой счет в «Кемикл бэнк», поскольку этот банк финансирует польское правительство. Ему улюлюкали…

В книге Лосева множество примеров антиимперских выступлений Бродского.

Collapse )
вспотел

О политических стихах Бродского. ОКОНЧАНИЕ

Но главные обвинения в адрес оды НА НЕЗАВИСИМОСТЬ УКРАИНЫ касаются последней строфы:

С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса.


Когда у людей иступленно твердящих заученную мантру: «Подлое, мерззкое, державное, имперское…» заканчиваются абсолютно все аргументы, они показывают на эти строчки, на «брехню». Вот мол, если перед смертью не строчки Пушкина, а Шевченко, то это значит, что он считает, что у Украины нет права на независимость, что она филиал России и т.д. Вздор! Ничего это не значит! Это просто мнение, что Пушкин великий поэт. И никакого оскорбления Украины здесь нет. Я перед клинической смертью в бреду шептал стихотворные строки русских поэтов, а не Бялика. Это вовсе не значит, что Израиль филиал России. Умерший в прошлом году экс-лидер одной партии - один из самых самобытных израильских политиков перед смертью шептал строчки из песни Фрэнка Синатры. Последние слова Чехова были на немецком "Ich sterbe", а великий русский философ Соловьев твердил псалмы на иврите.



Collapse )

Но эта незаконность именно культурная. Массовые стереотипы – это проявления мышления улицы. Это обобщения. Абстрагирования от частного к более общему. Главная их задача пометить чужого, вернее, отчуждить.

Поскольку когда расподается великое еденное культурное пространство, то остаются только взаимно укрепляемые и подпитываемые негативные стереотипы.

Но это уже разговор не о Бродском, а о исторических нарративах с которыми есть проблема не только в Украине, но и на всем постсоветском пространстве.

Collapse )

Приложение: страницы из книги Льва ЛосеваCollapse )