September 8th, 2009

Египет

Из недолгих странствий возвратясь

Вернулся из Турции. Таксисты, БЛИН!!!
Не думал, что придется вспомнить узбекский язык.

Collapse )

О ихних банях, сухих и влажных парилках, прочих водных процедурах и массажах (пеной, маслом, горячими камнями, шоколадом, танцами на спине и т.д.) писать не буду. И без меня много написано.



Скажу только, что расслабляет до полного изнеможения.

Вот вернулся, а морду бить никому не хочется. Хотя надо!

Был еще в Украине. Посетил конференцию о Истории Второй Мировой войны и ее влияние и т.д.

Мое выступление говорят показывали по украинским телеканалам. Не знаю. Несколько дней прожил без интернета и телевизера.

Подхалтурил - провел пару фокус-групп. Интересно.

На этой фотке место выдачи багажа в харьковском международном аэропорту.

Collapse )

Обратите внимание на левый угол: рабочий инструмент – счеты.

Въехал с узбекским паспортом (визы в украинском посольстве давать не хотели, сказали, что "у вас паспорт республики Узбекистон действительный до 2013 года, вам виза не нужна").

В Украину меня пускать не хотели. Заявив мне, что я похож на гастарбайтера, строительного рабочего.

То ли взятку вымогали. То ли действительно похож. То ли я там в черных списках. Разбираться не стал. Позвонил знакомому депутату Верховной Рады (сообщаю специально для интересующихся: депутат – не еврей). Парламентарий вмешался. Взяли под козырек.

А там КАШТАНЫ

Collapse )
Иерусалим

Виктор Ющенко в интервью еженедельнику Der Spiegel



Языковая проблема на Украине существует, признается он, но "она касается украинского языка": две трети граждан Украины предпочитают в общении русский язык. Задача президента, гаранта конституции, - "сохранение украинского языка как государственного", говорит Ющенко.

Если верны данные приводимые президентом (а можно догадываться, что количество людей предпочитающих общение на русском - занижено), то чего же так скромненько говорить о «сохранении», когда речь должна идти о насаждении.

Дальше можно говорить о правильности или неправильности насаждения. Но это именно оно.

Опять таки, о реакции на это насаждение на юге и востоке Украины можно говорить про «великодержавность», «имперство» и т.д. Но это реакция на насаждение.

Мои попытки получить хотя бы минимальный украинский языковой опыт в Харькове радикально пресекались.

«Это не ридна мова, а галична говорка»