April 4th, 2011

вспотел

Никита Михалков говорит о Людмиле Гурченко



Никита Михалков говорит о Людмиле Гурченко.
Хорошо говорит. О масштабе личности, который соответствует художественным задачам.
О потрясающей женщине, которая несла тайну и свет, несмотря на гламурность, которая проявилась лет за сорок до того, как гламур стал входить в России в моду.

Недавно говорил с одним израильским (ивритоязычным) правым товарищем. Говорили о консерватизме.

Я по ходу рассказал о михалковском манифесте и насмешках вокруг него. О его инициативе с блогом и т.д.

Человек пожал плечами и сказал, что если подобные предложения вызывают в обществе насмешки, то может быть что-то не в порядке с самим обществом, а не с тем, кто подобные вещи предлагают.

Если панорамные патриотические картины вызывают отторжения еще до того как вышли на экран, то можно только пожать плечами.

Мой собеседник сказал, что консерватизм не опирающийся на религиозность ущербен...
А общество в котором нет необходимого процента консерваторов, обречено на повторение катаклизмов.

Нечто подобное говорила Нина Берберова, объяснявшая трагедию русской революции именно тем, что в России никогда не было англицких тори. Когда каким-то чудом появлялся русский тори, он становился немедленно русским интеллигентом, он переставал не только быть барином и аристократом, но и быть консерватором, то есть опорой существующего порядка.

Тори в Англии, консервативные республиканцы в США (не неоконы, а именно консервативные республиканцы), правые консерваторы в Европе - они работают в рамках положенного, они традиционны и консервативны, но они действуют в реальности признанного ими государственного статус-кво, и сами являются частью этого государственного статус-кво.
Они могут сильно раздражать либералов и сторонников радикальных изменений, но они главный оплот существующего государственного устройства. И в этом качестве они вызывают уважение и признание. Они столетиями из оппозиции переходят в правительство и из правительства – в оппозицию.

Русские тори, как пишет Берберова, когда они чудесным образом появлялись, никогда не оставались на своих высоких позициях: раз почувствовав себя частью русской интеллигенции, они уже никогда на эти позиции не возвращались.

И это, как считают многие, одна из бед России в истории. Да и современной России.

А как вы думаете?

Что же касается моего израильского правого приятеля, то он заявил в конце беседы, что Израилю вообще на сегодняшний день гораздо приятней иметь дело с консервативными силами в разных странах, а не с либералами, левыми, радикалами и т.д. Иметь дело не только в политике, но и в искусстве, общественном дискурсе и т.д.
Ибо (по его мнению) Израиль - это то, что хотели бы предложить своему обществу люди подобные Михалкову. Патриотизм, сохранение статус-кво, религиозность, не мешающая развитию, осторожное продвижение вперед и т.д.
Как вам такой еврейский взгляд на Михалкова и его идеологические построения
вспотел

Одиночество

"Одиночество мое начинается в двух шагах от тебя", - говорит одна из героинь Жироду своему возлюбленному. А можно сказать и так: одиночество мое начинается в твоих объятиях.
Нина Николаевна Берберова