Давид Эйдельман (davidaidelman) wrote,
Давид Эйдельман
davidaidelman

Categories:

Усманов, Навальный и Шариков



Постсоветской интеллигенцией очень любим Филипп Филиппович Преображенский с конца восьмидесятых годов, когда в СССР было опубликовано «Собачье сердце» и появилась экранизация режиссера Владимира Бортко. Повесть Михаила Булгакова стала одним из символов Перестройки и обновления, пересмотра тоталитарного прошлого и отказа от казарменной уравниловки. А персонажи «Собачьего сердца» стали именами нарицательными. И если Швондеру и Шарикову досталось обозначать все самое мрачное в советском тоталитаризме, то Преображенский — стал идеологическим символом положительного антисоветчика. Этот профессор цитируется не просто, как любимый герой, но как идеолог. Он опора доморощенной западной капиталистической антисоветской идеологии. Он нравственный стержень постсоветской либеральной антитоталитарной и демократической антисоветчины. Его избрали авторитетом, который от имени цивилизации и культуры отвечает Швондерам и Шариковым.

Но так ли уж Преображенский подходит на эту роль? Или выбор Преображенского советской интеллигенцией свидетельствует лишь о ней самой?

Tags: Булгаков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment