Давид Эйдельман (davidaidelman) wrote,
Давид Эйдельман
davidaidelman

Category:

СТРАНА, которая В ЗАДНИЦУ



Фильм Владимира Владимировича Мирзоева «Её звали Муму» по мотивам скандальной истории с Катей Муму, которая отдалась (вместе с матрацем) Шендеровичу, Лимонову, Яшину и куче других оппозиционеров. Их снимали на скрытую камеру, а потом выложили в сеть. Что и само по себе противно. Но... вдобавок наиболее самодовольно-мудаковатые из трахнутых Катей тут же сами себя стали добивать истерикой.

Но это кино, конечно, не один к одному с тем случаем, хотя Шифрин гладит матрас явно намекая на Шендеровича. И сам Мирзоев сообщает, что замысел фильма возник во время бесед с оппозиционером Яшиным. И в дальнейшем с мол ним консультировались. Яшин поддерживал.
Но филольм не документальный. И не точно копирующий.
Есть художественное несколько отстраненное обобщение.

Фильм показали на ТНТ. Это оценивается как то ли невиданная смелость, то ли некоторое смещение границ разрешенной фронды, то ли как некий сбой в системе. Хотя может быть это извинение за мочу пролитую на фотографии. Некоторые, впрочем, ворчат, что такой фильм можно было бы показывать и на НТВ. Как очередную «Анатомию протеста». Эффект был бы намного больший, чем от обычных «анатомий».

Это фильм о том, что российская власть и российская оппозиция — это две ягодицы одной задницы. А народ, олицетворяемой главной героиней, — дырка между ними.

Власть олицетворяемая гебешным куратором — противно. Но если к власти придет оппозиция. Один оппозиционер орет, что надо восстановить жёсткую крепкую монархию с казнями на Лобном месте и с трансляцией по всей России — чтоб видели и боялись». Другой ходин на свидания с мамой и рвет голову у плюшевых собачек.

Девушка-давалка — герой фильма, который вызывает наибольшее сочувствие зрителей.

Она не столько орудие гэбешников или медовая подстилка, на которую ловиться оппозиция, сколько резонер, авторский голос. Гебешная провокаторша – человек прогрессивных взглядов, хочет быть ведущей а канале «Дождь» или свалить из страны, которая, по её словам, снова превращается в большую жопу.

Фильм о том, что жертвы истории — по совместительству пособники палачей.

Но дело не в этом. Это фильм о стране, которая идет в задницу.

Приписываемые Есенину (Редкий Есенин»- как говорит персонаж) стишки «В Задницу! В Задницу! В Задницу!» повторяются в фильме несколько раз.

Фильм вообще анально-зафиксированный. С повторяющимися задними ассоциациями.

Фильм говорит зрителю, что все идет в задницу с первых фраз. С обращения-молитвы на деревню Дедушке Морозу: «Дорогой, Дедушка Мороз! Пожалуйста, помоги мне свалить. Когда я училась в школе, Совдепом меня только пугали, но сейчас, когда всё вдруг становится нельзя — секс нельзя, сигареты, кеды, мак, думать нельзя… Короче! Дедушка, я поняла, что моя и без того невесёлая страна превращается в большую мрачную жопу. И пока я ещё не зомби, и адекватно понимаю, что здесь жизни нет и не будет, пожалуйста, помоги мне отсюда свалить!»

А если все в задницу и всё в задницу, то и злобы вроде нет. Всех жалко. И Муму, и её друга Деда Мороза, и горе-оппозиционеров и даже гебэшную тетеньку, которая специализируется на психологии стрессовых ситуаций.
Есть даже какое-то сентиментальное сочувственное отношение ко всем идущим в задницу участникам действа. Ну и к самой заднице (т. е. стране) тоже.
from Facebook
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment