Давид Эйдельман (davidaidelman) wrote,
Давид Эйдельман
davidaidelman

"РОУ против УЭЙДА": дело которое изменило Америку

К теме конкретности правозащиты, которая была поднята тут .

Подобно Делу Дрейфуса во Франции одно конкретное выигранное правозащитное дело может изменить лицо страны. Хотя б отчасти. В лучшую или худшую сторону? Это вопрос идеологический. В конце концов и идеологические результаты Дела Дрейфуса далеко не всеми признаны и приняты.

Если Франция в конце 19 века претендовала на роль культурной столицы мира, а, следовательно, громкие процессы, происходившие в ней, влияли на все прогрессивное человечество, то сегодня роль такого интеллектуального центра принадлежит Америке (опять таки: нравится нам это или не нравится).

Главным же правозащитным процессом с результатом которого Америка до сих пор не смирилась был иск Нормы Маккорви против штата Техас.

Вам ничего не говорит имя Нормы Маккорви? А жаль. Это дело изменило Америку, а три республиканских президента (Рейган и два Буша) посылались правыми христианами в Белый Дом, чтоб отменить этот закон…

Куда исчезли преступники?

В книге « Freakonomics » (нечто вроде "Прикольная экономика") с подзаголовком " "Необычный экономист исследует скрытую сторону всего на свете"\A Rogue Economist Explores The Hidden Side of Everything, которую написал молодой профессор экономики Чикагского Университета Стивен Левит в соавторстве с журналистом Стивеном Дабнером, есть интересное объяснение неожиданно резкого снижения преступности в США в 90-е годы XX века, когда вопреки прогнозам предсказывавшим уличный апокалипсис, преступления улиц резко сократились.

В 1989 преступность в США достигла своего апогея. За предыдущие пятнадцать лет количество тяжких преступлений резко возросло, и их доля среди прочих правонарушений составила целых 80%. Сообщения о преступлениях постепенно заполонили вечерние выпуски новостей и стали главной темой разговоров по всей стране.

Когда в начале 1990-х уровень преступности начал снижаться, это произошло так быстро и внезапно, что удивило практически всех. Некоторые эксперты были настолько уверены в неуклонном росте преступности, что им понадобилось много лет, чтобы признать ее падение. По сути, многие из них еще долгое время продолжали предсказывать страшные сценарии развития событий. Однако доказательство было налицо: рост преступности приостановился и постепенно пошел на спад, достигнув в конце концов уровня сорокалетней давности.

Такого резкого снижения уровня преступности не было с 1933 года, когда в США отменили сухой закон.

После того как люди облегченно вздохнули и вспомнили, как хорошо жить без страха перед криминальным миром, они задались вполне естественным вопросом: “А куда же исчезли все преступники?”

Объяснений этому феномену предлагалось много. Стивен Левит добросовестно их анализирует и убеждается в несостоятельности большинства из них.

У нас существует миф о Руди Джулиани – мэре, который «усмирил Нью-Йорк. Никак не преуменьшая роли Рудольфа Джулиани, который вместе с преданным ему комиссаром полиции Уильямом Брэттоном, ввели новые методы и принципы работы (например: CompStat — компьютеризированный метод определения и наблюдения за очагами преступности, “принцип нулевой терпимости“ и “теорию разбитого окна” — в соответствии с которыми наказание мелких нарушений перекрывает кислород крупным криминальным элементам) можно все таки заметить, что:

1) Джулиани был только в Нью-Йорке, а преступность падала по всей стране, а не в одном только Нью-Йорке. Ведь всего несколько других городов попытались внедрить у себя стратегии нью-йоркской полиции, причем явно без особого рвения. И что же показывают данные? Даже в Лос-Анджелесе — городе, широко известном своей плохой полицией, преступность упала почти так же, как в Нью-Йорке после увеличения количества полицейских.
Нью-Йорк вовсе не являлся национальным лидером, несмотря на уровень снижения преступности в 73,6%. Напротив, этот показатель на общем фоне является не лучшим, а весьма посредственным.

2) Снижение преступности в Нью-Йорке началось еще в 1990 году. К концу 1993 года доля имущественных и особо тяжких преступлений, включая убийства, уже упала почти на 20%. Однако Рудольф Джулиани в то время еще не был мэром и не назначил на должность Уильяма Брэттона. Шеф полиции приступил к своим обязанностям только в начале 1994 года ( и был на этомм посту чуть более двух лет, пока Джулиани не показалось, что он слишком тянет на себя одеяло антикриминальной славы). А преступность снижалась как до прихода к власти этих государственных мужей, так и еще долго после того, как Брэттон был уволен.

Стивен Левит показывает, что ни один из часто упоминаемых факторов не объясняет резкое падение преступности.Согласно чикагскому профессору оно объясняется вовсе не увеличением числа полицейских и ужесточением наказаний, не экономическим ростом и не антиоружейными законами, а… победой одной молодой женщины из Техаса в судебном процессе "Роу против Уэйда" (1973).

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ
Tags: freakonomics, roe v. wade, Право
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments